Yahoo News Japan (Япония): почему ЕС стал строг к Китаю, хотя раньше шел на сближение?

13 июня завершился саммит G7, проходивший в британском графстве Корнуолл. В итоговом заявлении лидеров подчеркивается важность мира и стабильности в Тайваньском проливе, а также содержится требование уважать права и свободу человека в Синьцзяне и Гонконге.

Пятеро из девяти участников G7 — представители Европейского Союза (ЕС) (до Брексита их было шестеро). Президент Франции Эммануэль Макрон, канцлер Германии Ангела Меркель и председатель совета министров Италии Марио Драги, также участие принимали председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен и председатель Европейского совета Шарль Мишель. 

Желания G7 не совсем совпадают с волей ЕС (поскольку в нем 27 членов), однако можно сказать, что они примерно одинаковые. 

Китай отчаянно протестовал. Пресс-секретарь МИД Китая Чжао Лицзянь на пресс-конференции 15 июня выразил критику: «Это наносит ущерб Китаю и является вмешательством во внутренние дела. США и некоторые другие страны создают конфликты и разногласия, демонстрируя свои скрытые намерения увеличивать дисбаланс и противоречия».

В последнее время ЕС очень строг к Китаю. Многим читателям это может показаться странным. 

В 2016 году Китай открыл Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ). США и Япония выступили против и не присоединились к проекту, но европейские страны единодушно поддержали его.

Великобритания была первой, а затем присоединились Франция, Германия и другие европейские страны (кстати, Канада и Южная Корея также являются членами, КНДР — нет).

А в конце 2020 года Китай и ЕС подписали инвестиционное соглашение. После семи лет непростых переговоров договоренность была наконец-то достигнута.

Но несмотря на это, в последнее время ЕС критикует Китай вместе с США. Как будто возродились глубокие американо-европейские узы. Что же произошло с Европой?

Обычно на это не обращают внимания, но китайско-европейское соглашение стоит на паузе. 20 мая этого года Европейский парламент временно заморозил обсуждение ратификации. 

В конце 2020 года ЕС и Китай поспешно согласовали инвестиционное соглашение. Его должны были ратифицировать в 2022 году.

Однако это соглашение не пользовалось популярностью в Европарламенте. Его критиковали по-разному — от враждебности до скептицизма. Единственными людьми, которые придерживались других взглядов, были консерваторы из правящей правоцентристской группы «Европейская народная партия» и немецкие парламентарии.

Критика заключалась в двух основных пунктах.

КонтекстEUobserver: ЕС по-прежнему считает Крым украинским, а потому запрещает заниматься там бизнесомEUobserver.com10.06.2021The Spectator: почему санкции против Путина и его союзников не работаютThe Spectator28.05.2021Anadolu: как наказать Минск и не толкнуть его в объятия Москвы?Anadolu Ajansı28.05.2021EUobserver: всем наплевать на санкции ЕС против КрымаEUobserver.com25.05.2021SVT: нужно ввести санкции против России за поведение ЛукашенкоSVT25.05.2021

Европейская комиссия, подписавшая инвестиционное соглашение, заявила: «Это соглашение нормализует ситуацию и установит правила».

Чтобы иностранцы могли инвестировать в Китае, они должны создавать совместные предприятия или передавать технологии. Кроме того, компании там подвергаются дискриминации. Государственный капитализм Китая серьезно противоречит правилам капитализма.

Соглашение предусматривает частичное снятие подобных ограничений китайского правительства в зависимости от ситуации. Несомненно, это было эпохальное достижение. Другими словами, это была попытка изменить Китай, поставив его в рамки договора.

Действительно, существует серьезный дисбаланс между ЕС, который открыт для китайских инвесторов, и Китаем, который увеличивает барьеры для участия и проводит дискриминационную политику в отношении иностранных компаний, выходящих на рынок. Этот дисбаланс затрагивает не только ЕС. Аналогичная ситуация и с США, Японией, а также другими странами.

Договор охватывает различные отрасли промышленности, например, автомобили, транспорт, медицинское оборудование и химикаты, а также широкий спектр сферы услуг — финансы, цифровые технологии, морской и воздушный транспорт. Кроме того, он предусматривает недискриминационное отношение к европейским компаниям, предоставляющим услуги.

Япония выполняла обязательства перед Китаем, а США протестовали. Перед бизнесом стоял выбор — выход на китайский рынок и передача технологий или отказ от него и защитой ноу-хау.

Если перемены в Китае действительно произойдут, то японские компании будут очень благодарны.

Однако в ЕС высказывали критику по поводу того, что механизм реализации неубедителен. Другими словами, содержание соглашения производит впечатление, но оно неэффективно.

«Соглашение практически пустое. Это просто волеизъявление, не более того», — заявил высокопоставленный европейский чиновник.

«Китай пошел на большие уступки, однако юридические рамки установлены не были», — отметил специалист по Азии в институте Монтеня Франсуа Годман. В частности, проблема заключается в том, что ничего не сказано о защите инвестиций и разрешении споров между государством и инвесторами, что является предметом других переговоров.

 

Коротко говоря, суть претензий: «Как можно заключать инвестиционное соглашение с правительством, порабощающим народ?»

Между тем Еврокомиссия не оставила этот момент без внимания. Он должным образом учтен в соглашении.

Инвестиционный договор предусматривает, что Китай будет прилагать постоянные усилия для ратификации Конвенции Международной организации труда (МОТ) о принудительном труде и свободе объединений в профсоюзы. Эту формулировку Франция предложила Германии в качестве условия для одобрения инвестиционного соглашения.

Исполнительный директор Федеральной ассоциации немецкой промышленности Йоахим Ланг в своем аккаунте в LinkedIn отметил: «Этот договор является важным шагом на пути к единой Европе в вопросах инвестиций. Принятие мировых правил укрепит наши позиции. ЕС — первый глобальный игрок, уступивший Китаю в вопросах социальных стандартов». То есть он говорит, что Пекин пообещал соблюдать Договор о запрещении принудительного труда.

Сомнения и осторожность по отношению к Китаю уже были на высоком уровне как в немецких промышленных кругах, так и в политике.

Однако это обещание не имеет юридической силы. Его также можно критиковать, заявляя, что это просто пустые слова.

Более того, трудно сказать, что лидеры всех 27 стран единогласно поддержали соглашение. Обеспокоенность выразили такие государства, как Нидерланды, Франция, Италия, Австрия и Венгрия.

Однако они не возражали, поэтому Еврокомиссия достигла договоренности с Китаем, воспользовавшись правом на переговоры. Для ратификации инвестиционного соглашения требуется одобрение Европейского парламента. Было необходимо уговаривать европейских парламентариев, но…

На самом деле, Джо Байден, который должен был вступить в должность 20 января прошлого года, попросил ЕС дождаться смены правительства для заключения соглашения об инвестициях. Это был сигнал: давайте вместе проводить политику в отношении Китая.

Поэтому китайская сторона поспешно пыталась договориться с ЕС до прихода к власти администрации Байдена. Действительно, именно Китай призвал ЕС как можно скорее договориться о соглашении.

Как на это отреагировал ЕС?

Германия хотела подписать соглашение до конца декабря. В ЕС действует ротационная система стран-председателей. Пока определенная страна возглавляет Союз, это открывает для нее возможность возглавить политику, которую она считает важной. Германия председательствовала с июня по конец декабря прошлого года. Более того, канцлер Меркель должна уйти в отставку.

Председатель меняется каждые шесть месяцев, но, поскольку в ЕС 27 стран, очередная возможность появляется нескоро — только один раз в 13 или 14 лет, и это большое везение, если совпадает с постом премьера.

А президент Франции Эммануэль Макрон постоянно использовал лозунг «стратегической автономии».

Следующий президент США просит подождать, но почему его должны слушать? Должна ли Европа ждать, как вассал?

Гордость европейских стран серьезно пострадала из-за президента Трампа, который вел себя как хозяин. Ранее американский президент не говорил об этом публично, даже если Европа, на самом деле, подчинялась США (особенно в военной сфере).

По мере того, как Европа укреплялась в форме ЕС, лозунг стратегической автономии становился все более доминирующим.

Можно сказать, что эта атмосфера противостояния с США, которое особенно усилилось при администрации Трампа, была удобна для Китая, который всегда стремился разделить Европу и США.

Настал 2021 год. Это произошло 19 января, за день до вступления Байдена в должность президента.

Госсекретарь Майк Помпео повторил, что США не забыли про китайский геноцид уйгурских мусульман в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Администрация Трампа уже два года критиковала Китай за это. Госсекретарь Помпео несколько раз объявлял о санкциях против китайских чиновников, назвав в марте 2020 года действия Пекина позором века.

В августе накануне выборов Байден также заявил, что подавление исламских меньшинств является геноцидом авторитарного правительства Китая.

Казалось, что это проявление намерений американского государства не менять политику в отношении Китая даже в случае смены президента. Напротив, всем было ясно, что с приходом администрации Байдена будет еще жестче.

Было бы просто, если можно было бы сказать: «Администрация Байдена пошла на еще более суровые меры в отношении Китая. Поэтому защитники прав человека в ЕС укрепили свои позиции и, как и Вашингтон, стали относиться строже к Китаю». Я думаю, что у многих сложилось именно такое впечатление. 

Конечно, в некотором смысле это так, но в реальности не все так просто. Я думаю, что именно Россия повлияла на отношения между США, ЕС и Китаем.

Что касается жесткой политики Запада против Китая, то в истории есть пример инцидента на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Однако с тех пор западные страны стали уделять больше внимания экономическому аспекту огромного китайского рынка, и только недавно отношение стало враждебным.

Говоря о враждебных отношениях, связи США с Россией (СССР) более глубокие и имеют более давнюю историю.

Для Европы Россия, в отличие от Китая, является очень реальной проблемой по соседству. Около половины стран-членов ЕС были советскими или странами-сателлитами СССР. Для ЕС Китай географически, исторически и психологически далек, и отсутствие прямой военной угрозы является главным отличием от России.

Сомнительно, чтобы санкции ЕС в отношении Китая были бы столь быстрыми и жесткими, если бы не российский вопрос. Дело в том, что в прошлом году говорилось о возможном ухудшении отношений с Китаем из-за нового коронавируса и Законе о национальной безопасности Гонконга, но инвестиционное соглашение все же подписали.

Став президентом, Байден относится к России даже более враждебно, чем к Китаю.

В интервью телеканалу ABC News 17 марта он назвал президента Путина убийцей. Интервью состоялось на следующий день после того, как 16-го числа американская разведка опубликовала важный отчет. Она пришла к выводу, что на прошлогодних президентских выборах в США российский лидер пытался помешать кампании Байдена и обеспечить победу Трампу.

Россия отозвала посла из США. Отношения между странами оказались в кризисе. Однако Россия подчеркивала свое намерение избежать необратимого ухудшения связей.

С другой стороны, отношения ЕС с Россией также испортились. Возникли такие проблемы, как права человека, ситуация на Украине, кибератаки, а также политический оппонент Путина и лидер оппозиции Алексей Навальный. Он был отравлен и задержан властями сразу же, как только в январе вернулся на родину из Германии, где проходил лечение.

ЕС рассматривал вопрос о введении санкций против России с февраля, и председатель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель заявил 22 февраля на пресс-конференции: «Россия движется к авторитаризму. В ЕС есть общее мнение, что она отдаляется от Европы».

А 2 марта было объявлено о введении санкций. Четырем приближенным президента Путина запретили въезд в Европу и заморозили активы. 

Отношения между ЕС и Россией ухудшаются до так называемого уровня «дна».

На самом деле, эта мера основана на режиме санкций за нарушения прав человека, введенном ЕС в декабре. Это был первый пакет санкций. Впоследствии эта система будет применена к Китаю.

В ЕС не было правовой базы для введения санкций в отношении отдельных лиц или групп, которые считались ответственными за нарушения прав человека.

Это не означает, что ранее санкции не вводились. Просто не было правовой базы.

Действительно, на сегодняшний день ЕС ввел более 40 различных санкций против физических лиц в более чем 30 странах. Кроме того, около двух третей санкций ЕС введены с целью поддержки прав человека и демократии.

Но отсутствие правовой базы означает, что нет четких стандартов, которые были бы очевидными и прозрачными. Более того, в ЕС принятие решения занимает больше времени, чем в одной единственной стране, а отсутствие конкретных стандартов только усугубляет ситуацию.

Законодательное движение в Европе было вдохновлено законом Магнитского, подписанным президентом США Бараком Обамой в декабре 2012 года.

Сергей Магнитский — это российский аудитор и юрист, который расследовал дела о коррупции. Он скончался в московской тюрьме в 2009 году в результате пыток и содержания в бесчеловечных условиях. Благодаря закону Магнитского стали возможны персональные санкции в рамках законодательства.

Статьи по темеFAZ: российской экономике грозит ужасный сценарийFrankfurter Allgemeine Zeitung27.04.2021Vox: остановят ли Путина введенные Байденом санкции?Vox21.04.2021Pravda: так что же делать Западу с Россией?Pravda22.04.2021Читатели Le Figaro: поджигатель войны Байден совсем запуталсяLe Figaro16.04.2021The Economist: Байден на переговоры с Путиным прихватит с собой дубинуThe Economist19.04.2021

Правовые рамки были установлены в США, Канаде, Эстонии, Латвии, Литве, а также Великобритании. Поскольку прибалтийские страны входили в состав СССР, их реакция была суровой.

Когда парламент призвал правительство принять соответствующий закон в Нидерландах, оно пришло к выводу, что он будет эффективен на уровне ЕС.

А в конце 2018 года правительство Нидерландов подготовило меморандум, излагающий его позицию по режиму санкций за нарушения прав человека. В Гаагу, где расположен Международный суд ООН, для обсуждения были приглашены представители стран-членов ЕС.

Европейский парламент принял законопроект в марте 2019 года и призвал Совет министров незамедлительно создать систему санкций в области прав человека на уровне ЕС. Европарламент также предложил, чтобы Сергей Магнитский стал символом системы санкций.

В декабре того же года Боррель подтвердил, что страны-члены ЕС достигли твердого согласия по предлагаемому режиму, и Европейская служба внешних связей (аналог министерства иностранных дел) начала подготовку документов.

Таким образом, 7 декабря 2020 года Совет министров ратифицировал режим санкций за нарушения прав человека. В результате в мире появилась правовая база для замораживания активов, приостановления действия карт VISA и других санкций в отношении отдельных лиц, групп и стран, ответственных за нарушения прав человека. (в июне к санкциям добавили также коррупцию).

«Создание глобальной системы санкций ЕС в области прав человека является важной вехой, подчеркивающей решимость ЕС усилить свою роль в реагировании на серьезные нарушения прав человека во всем мире. Стратегическая цель ЕС — обеспечить для всех доступность эффективных прав человека», — подчеркнул Боррель в заявлении.

И, как упоминалось ранее, санкции по этому закону впервые были введены 2 марта, однако объектом была Россия. Они был наложены на четырех помощников президента Путина.

Санкции начали набирать обороты — 22 марта они были введены ЕС против четырех китайских руководителей Синьцзян-Уйгурского автономного района и одной организации.

Но это еще не все. В тот же день санкции наложили в связи с репрессиями в Северной Корее, внесудебными казнями и исчезновениями в Ливии, пытками и репрессиями в отношении ЛГБТ и политических оппонентов в Чечне, а также пытками, казнями и убийствами в Южном Судане и Эритрее.

Китай отреагировал чрезвычайно жестко. В ответ на такую реакцию страны-члены ЕС испытывают различные чувства к Китаю, например, враждебности или замешательства, однако именно Боррель всегда непоколебим и решителен, но об этом я хотела бы рассказать во второй части. 

В настоящее время ЕС занимает твердую позицию в отношении Китая и других стран, а также не допускает нарушений прав человека, и я думаю, во многом это заслуга Борреля. Я считаю, что это как-то связано с политической динамикой внутри ЕС. Какие же там произошли изменения?

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.