Atlantic Council (США): окончательно ли отделилась Украина от России?

Продолжающийся раскол Украины и России считается одним из самых значимых событий в Европе со времен распада СССР 30 лет назад. Неутихающий уже более семи лет жестокий и кровавый конфликт унес жизни более 14 000 человек и вынудил миллионы украинцев покинуть свои дома. Он потряс весь регион и погрузил мир в новую холодную войну. Но можно ли считать геополитический развод России и Украины окончательным, — или Москва все еще может вернуть Киев на кремлевскую орбиту?

Признаки будущей напряженности между двумя независимыми государствами наметились еще за первые два десятилетия постсоветской эпохи. Важной вехой в стремительно ухудшающихся отношениях стала Оранжевая революция 2004 года. Окончательный же крах двусторонних отношений произошел в начале 2014 года, когда Россия в ответ на революцию Евромайдана на Украине оккупировала Крым и попыталась устроить прокремлевские восстания в украинских городах на юге и востоке страны.

По прошествии семи лет между странами по-прежнему тлеет необъявленная война низкой интенсивности, а шансы на успешное мирное урегулирование призрачны. Российская оккупация Крыма и большей части Донбасса на востоке Украины продолжается, но ее влияние на остальной территории Украины упало до исторически беспрецедентного минимума.

Из-за роста антикремлевских настроений и фактического лишения избирательных прав тяготеющего к Москве электората на оккупированной восточной Украине и в Крыму, некогда грозные пророссийские политические партии Украины столкнулись с резким падением поддержки с традиционных уровней 40-50% до менее 20%. Этот спад отразился и в других секторах — в бизнесе, СМИ и поп-культуре. Россия утратила свое давнишнее положение главного торгового партнера Украины и никогда за последние три столетия не была сильнее изолирована от повседневной жизни украинцев.

Однако несмотря на эти неудачи, Владимир Путин свой украинский курс менять упрямо отказывался и, судя по всему, намерен сохранить нынешнюю конфронтацию на неопределенный срок.

Очевидная одержимость Путина Украиной восходит к его катастрофическому вмешательству в президентские выборы в стране в 2004 году, которые закончились Оранжевой революции и для многих стали личным унижением российского лидера. Последним свидетельством зацикленности Путина на Украине стало его эссе из 5 000 слов об «историческом единстве» России и Украины, опубликованное в июле 2021 года. В нем он изложил имперскую точку зрения о русских и украинцах как об «одном народе» и причудливо заявил, что «истинно суверенной» Украина может быть только лишь в партнерстве с Россией.

Когда президент Украины Владимир Зеленский только пришел к власти весной 2019 года, он выразил надежду, что сможет сесть с Путиным лицом к лицу и прийти к разумному компромиссу, чтобы положить конец конфликту. Однако попытки Зеленского не встретили ничего, кроме непримиримости и дальнейшей враждебности Кремля. В недавнем интервью газете «Вашингтон пост» украинский лидер признал, что насчет Украины Путин «чересчур эмоционален».

В связи с тридцатилетней годовщиной украинской независимости Атлантический совет пригласил ряд экспертов поделиться своим мнением о будущем российско-украинских отношений и высказаться, считают ли они геополитический раскол между двумя странами необратимым.

), заслуженный научный сотрудник Атлантического совета. Необратим ли нынешний геополитический раскол между Украиной и Россией? Мало что в мире по-настоящему необратимо, но Путин сам старается, чтобы национальное самосознание Украины кристаллизовалась в противовес России. По русской националистической идеологии выходит так, что украинская нация существует лишь как меньший брат России, всячески ей подчиненный. Именно этот аргумент Путин приводит в своей июльской «статье» об Украине. Это радикальная точка зрения (и оскорбительная для многих украинцев), но для глубокого российско-украинского партнерства все же есть своя основа. И оно было бы вполне возможно, проводи Россия иную политику по Украине последние 30 лет ее независимости.

Путинская же политика откровенно враждебна национальным интересам Украины даже по мнению самих украинцев. Самый яркий пример: Путин поддержал продажного прокремлевского политика Виктора Януковича, а затем вынудил его нарушить данное ранее обещание и отказаться подписать популярное в народе Соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной в 2013 году. Разгоревшиеся в Киеве протесты привели к изгнанию Януковича, а затем спровоцировали вторжение Путина на Украину, аннексию Крыма и продолжающуюся войну на востоке страны, которая отшатнула украинскую общественность прочь от России. Украинцы сейчас гораздо лояльнее настроены к НАТО и против Кремля, чем были бы в противном случае. Украинский патриотизм сегодня означает сопротивление кремлевским нападкам.

КонтекстРоссияне и украинцы — один народ?Cesky rozhlas19.08.2015Eurasia Review: намерения Путина в отношении России и Украины опять неверно понялиEurasia Review20.07.2021Читатели Daily Express: в вопросах суверенитета Путин перенимает методы ЕСDaily Express05.08.2021В действиях Путина, которые так сильно вредят российско-украинским отношениям, есть своя логика, пусть и ущербная. Путинизм как система авторитарной клептократии мешает России развиваться экономически. Российская экономика имеет извлеченную, а не добавленную стоимость. Эта относительная отсталость делает систему уязвимой для внутренних вызовов (сравните с нервным и враждебным отношением Путина к борцу с коррупцией, а ныне политическому заключенному Алексею Навальному). Поэтому он уделяет особое внимание удалению иностранного влияния, особенно западных демократий.

Если Украине удастся стать страной свободного рынка, верховенства закона и демократического успеха — как сулили многие украинские лидеры — это будет живым укором путинизму. Путин — а продемократические «цветные революции» он, кажется, ненавидит даже больше, чем НАТО, — это знает и попытается предотвратить. Таким образом Путин выступает против всего того, чего хотят сами украинцы. И пока в России царит путинизм, разногласия между Россией и Украиной останутся.

, старший научный сотрудник Эстонского института внешней политики Международного центра обороны и безопасности в Таллинне. Лишь великие наводнения и великие войны приводят к необратимым изменениям. С тех пор, как Российская Федерация признала независимость Украины, прошло 30 лет, но Москва по-прежнему считает себя вправе решать, чтó эта независимость означает на практике. В 2014 году отказ Украины признать власть России привел к войне, которая не собирается прекращаться. Тем не менее Владимир Путин преподал украинцам достойный урок насчет государственности.

Для президента Украины Владимира Зеленского война стала своего рода инициацией, ритуалом вступления в политическую зрелость. В этом году он перевернул землю и сделал то, на что не отваживался ни один из его предшественников: выгнал «в пустыню» главного союзника и сообщника Путина на Украине Виктора Медведчука.

Но вот потрясения вроде недавнего разрешения Вашингтона на достройку «Северного потока — 2» и вывода войск из Афганистана чреваты долгосрочными последствиями. Такого же мнения придерживается и нынешний секретарь Совета безопасности Российской Федерации Николай Патрушев, который 19 августа велел Украине готовиться к тому, что ее ближайший союзник — США — ее бросит. Патрушев — отнюдь не беспристрастный наблюдатель, но даже если бы он промолчал, отголоски этих событий все равно подорвали бы доверие Украины. Вашингтон должен осознать, как много поставлено на карту. Украинцы сильнее всего тогда, когда понимают, что положиться могут лишь на самих себя. Однако украинская государственность в такие моменты подвергается наибольшей опасности.

, приглашенный научный сотрудник Атлантического совета. Нынешний геополитический раскол между Украиной и Россией напрямую связан с позицией российского руководства. Шок и боль, которую испытали украинцы от российского вторжения, аннексии Крыма и продолжающейся войны на востоке Украины, сохранятся надолго и будут подпитывать негативное отношение к Кремлю у большинства украинцев. Между тем, внесенные в прошлом году поправки в российскую конституцию не оставляют сомнений, что Путин останется у власти до 2036 года, — поэтому никаких оснований ждать каких-либо изменений в тоне двусторонних отношений в обозримом будущем нет.

Украина для Путина очень важна. В своем недавнем историческом эссе об «историческом единстве» русских и украинцев Путин еще раз дал понять, что в существование независимой украинской нации он не верит. В этой связи Украина для него — ключевое поле битвы в геополитической борьбе с Западом. Пока у власти Путин, нынешняя агрессивная политика Москвы на Украине продолжится, как и раскол между Украиной и Россией.

, председатель Центра оборонных стратегий. Я убежден, что после Революции достоинства 2014 года и особенно в результате продолжающейся войны на востоке Украины большинство украинцев от идеи тесных связей с Россией решительно отвернулись. Виновной в войне они считают Россию и понимают, что у российских властей никаких добрых намерений ни к Украине, ни к ее народу нет. Еще можно с уверенностью сказать, что основные ценности, которые сейчас разделяет большинство украинцев, очень близки тому, что мы привыкли понимать под «западными ценностями», — и в то же время несовместимы с принципами, на которых зиждется современное российское общество.

Однако на Украине еще есть регионы, где это неприятие России и российских ценностей еще не так господствует. Уверен, это хорошо понимают и сами россияне. Скорее всего, в будущей украинской стратегии России это будет учтено. Вместо того, чтобы пытаться вернуть в свою сферу влияния всю Украину, Москва нацелится на отдельные ее регионы и конкретные демографические группы, стремясь усилить внутреннюю напряженность и расколоть Украину изнутри. Этот подход представляет собой ключевую угрозу национальной безопасности Украины и заслуживает внимания правительства.

, народный депутат Украины от партии «Европейская солидарность». Нынешний российский режим восстанавливать партнерство с Украиной не желает. Вместо этого цель Кремля — втянуть Украину в сферу влияния России, одновременно лишив ее суверенитета. Я считаю, что продолжающаяся агрессия России против Украины — хороший пример известного афоризма прусского генерала Карла фон Клаузевица: «Война есть просто продолжение политики другими средствами».

Более семи лет украинцы сопротивлялись российской агрессии и давали понять, что быть кремлевской колонией отказываются, поэтому вполне вероятно, что конфликт продолжится, доколе Россия не откажется от своих имперских притязаний. Это возможно лишь в двух сценариях: либо на смену путинскому режиму придет более демократическая форма правления, либо рухнет сама Российская Федерация, — как это произошло с царской империей и Советским Союзом в двадцатом веке.

Возникновение демократической России в настоящее время выглядит крайне маловероятным. Напротив, большинство наблюдателей предвидят, что путинский преемник разделит его авторитарные инстинкты. Идея нового коллапса России, может, и правдоподобнее в свете крепнущего недовольства местных элит и широких слоев населения экономическим застоем, политическими репрессиями и международной конфронтацией. Однако украинцам было бы глупо надеяться на резкое изменение политического климата в России или близкий крах путинского режима.

Для Украины самый прагматичный способ противостоять российской угрозе — сосредоточиться на победе в гибридной войне. Это требует значительной работы по укреплению традиционного оборонного потенциала страны, но вместе с тем означает и усиление дипломатических, культурных и идеологических усилий, чтобы отстоять независимость страны.

, профессор политологии и государственной политики Калифорнийского университета в Риверсайде. Россия может вернуть себе главенствующую роль на Украине лишь силой и подрывной деятельностью. Отношения, какими они были до 2014 года, больше не возможны. Большинство украинцев и элита страны отвергли Россию как политически, так и экономически. Свое будущее они видят в Европе. Однако этим амбициям могут помешать три фактора.

Во-первых, Европа к включению в свой состав Украины относится в лучшем случае неоднозначно. Многие европейские лидеры охотнее бы заключили сделку с Россией за счет Украины. В этом отношении решающее значение будут иметь выборы в Германии. Во-вторых, Россия полна решимости вернуть Украину: она терпелива, цинична и не поскупится на значительные ресурсы. В-третьих, коррупция на Украине не только открывает возможности для российского влияния, но и оправдывает отстранение Запада.

Хотя агрессия России усложнила ей привлечение на свою сторону украинской элиты, многие каналы влияния сохраняются. Нетрудно себе представить, что Запад, устав поддерживать Украину, пойдет на сделку с Москвой, а на Киев надавит, чтобы тот с этим смирился. Это позволит Западу перейти к другим делам, а Россия между тем постепенно возьмет верх. Если это произойдет, мы обвиним Украину в нежелании бороться с коррупцией, — как уже проделали с Афганистаном, — а результат объявим неизбежностью.

, доцент Одесского национального университета имени Мечникова. Раскол 2014 года оказал глубокое влияние на российско-украинские отношения. Продолжающаяся российская агрессия и оккупация Крыма перечеркнули возврат к прежнему взаимодействию. Пророссийский сегмент политического спектра Украины стал сдержаннее, в то время как общественное мнение стабильно критикует Москву. Таким образом, возврат к статусу-кво до начала боевых действий в 2014 году невозможен.

При этом Москве вполне по силам вернуть часть позиций, утраченных за последние семь лет. Многое будет зависеть от развития конфликта на востоке Украины, а также от темпов внутренних реформ на Украине и отношений Киева с Западом.

Поскольку конца конфликту на востоке Украины не видно, он постепенно превращается в часть ландшафта и уже не шокирует. Хотя пока ничто этого не предвещает, украинское общество может со временем проникнуться идеей, что пришло время искать с Россией урегулирования в той или иной форме.

Для Украины крайне важно поддерживать прочные отношения с Западом. Остается риск, что западные партнеры Украины потеряют аппетит к сотрудничеству, — особенно если Киев поставит существующие партнерские отношения под угрозу собственными непоследовательными действиями.

Еще Украина должна опасаться внутреннего застоя. Отсутствие ощутимых перемен и въевшаяся коррупция подрывают консенсус после 2014 года. Это грозит создать плодородную почву для прокремлевских сил, которые продвигают геополитический поворот к России прочь от евроатлантической интеграции.

, старший научный сотрудник Атлантического совета. При всей резкости нынешнего геополитического разрыва между Украиной и Россией политическая ориентация может измениться. Например, до войны 2014 года членство в НАТО поддерживали лишь 20% украинцев. Теперь же, после более чем семи лет войны, вступление в НАТО поддерживает большинство украинцев.

Нельзя недооценивать и Россию. Москва неустанно пытается вернуть Украину в свою сферу влияния, и последний резкий выпад России в этом направлении — проект «Северный поток — 2». Украина стойко сопротивляется российскому давлению, но этого сопротивления должно хватить надолго — вероятно, на десятилетия.

Гарантировать окончательное размежевание с Россией Украина сможет, если ускорит интеграцию в различные структуры Европейского союза, усилит борьбу с внутренней коррупцией и влиянием олигархов и в конечном итоге повысит уровень жизни своих граждан. Когда общее качество жизни на Украине будет значительно выше, чем у среднего россиянина по соседству, страна необратимо укрепит свою независимость.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.