Al Arabiya (ОАЭ): новая холодная война между Байденом и Путиным

Коронавирус продолжает свою «глобальную войну», вот уже второй год неся с собой смерть для народов планеты, однако это не мешает усилению геополитической конкуренции в переходной фазе перед наступлением так называемой «пост-коронавирусной эпохи». Спустя 100 дней после прихода Байдена к власти в США на международной арене наблюдается эскалация напряженности между Россией и Западом, а также между американцами и Китаем (и их союзниками). Между тем, Ближний Восток продолжает оставаться ареной борьбы за власть и влияние на фоне конкурирующих стратегий Ирана, Турции, Израиля, а также великих держав. Кажется, очаги напряженности и конфронтации от Украины до Ближнего Востока и Южно-Китайского моря (наряду с африканским побережьем и Афганистаном) знаменуют собой начало новой холодной войны и несут в себе черты личного поединка между Джо Байденом и Владимиром Путиным.

В начале марта Россия мобилизовала свои вооруженные силы у восточных границ Украины и на полуострове Крым, что привело к серьезному дипломатическому кризису. Он считается одним из первых серьезных испытаний для президента Байдена. К тому же, как известно, он отвечал за украинское направление американской политики, будучи заместителем Барака Обамы. Вероятнее всего, Байден извлек уроки из его президентства, когда значение российской угрозы преуменьшалось и роль посредника играла Германия.

Возможно, по этой причине, а также учитывая личный опыт и знания нынешнего президента, можно предположить, что Байден станет первым американским лидером после окончания холодной войны, пришедшим в Белый дом без лести и иллюзий относительно нормализации отношений с Москвой. Также нужно учесть, что после Минских договоренностей в 2000-2015 годах политическое урегулирование конфликта с Украиной не продвинулось дальше. В ответ на настойчивые призывы украинского президента к более активному участию Америки она возвращает себе роль полицейского в Европе, поскольку после запроса Киева о вступлении в НАТО ситуация стала более сложной.

Соединенные Штаты изменили свою позицию после демонстрации российской мощи во время маневров с участием десятков тысяч солдат, что дало Москве возможность для вторжения в Донбасс на востоке Украины. На тот момент там шли боевые действия между украинской армией и пророссийскими сепаратистами. Жертвами конфликта, длящегося с 2014 года, стали 14 тысяч жертв. Для Запада текущие намерения России не очевидны: должны ли вооруженные силы у границы помешать реализации на Украине сценария, который бы противоречил интересам Москвы? Или, может, это ответ на непримиримость Вашингтона с тех пор, как президент Байден назвал Путина убийцей?

Согласно мнению европейских и российских экспертов, недавние шаги Кремля являются частью «стратегии смуты», которой президент Владимир Путин придерживается после прихода к власти. Данная стратегия направлена против устоявшихся правил игры, начиная с Грузии в 2008 году и заканчивая Украиной в 2014 и Сирией в 2015 году, с целью вернуть Россию в центр мировой политики и отомстить за распад Советского Союза, который Путин считает самой крупной геополитической ошибкой XX века. Благодаря слабости администрации Барака Обамы и «проникновению» в администрацию Дональда Трампа Путин смог внести свой вклад в создание «более беспокойного, запутанного и конфликтного мира» с целью установления полицентричного порядка! Однако такой миропорядок, отвечающий интересам Кремля, не освобождает Вашингтон и европейские державы от ответственности за глобальный хаос, отсутствие эффективного управления и подрыв процессов глобализации.

Перед лицом путинского наступления на Украину Байден использовал излюбленное оружие Трампа и 15 апреля прибег к серии новых санкций. По словам Вашингтона, они являются ответом на российские кибератаки в 2020 году и вмешательство Москвы в недавние американские выборы. Кроме того, они несут в себе следующее сообщение — Соединенные Штаты не могут отступить перед давним противником и будут ему противостоять.

Таким образом, приход Джо Байдена к власти кардинально меняет правила игры для Украины, страны, полагающейся на поддержку США и НАТО на фоне российских угроз для ее безопасности и территориальной целостности. В данном контексте увеличение российского дипломатического и военного давления на Украину может быть частично объяснено сближением Киева с новой американской администрацией, ведь последняя ясно демонстрирует поддержку Киева и ее планов по вступлению в НАТО. Тем временем отправка 500 американских военнослужащих в Германию является признаком реинвестирования США в Европу. Байден также решил увеличить присутствие вооруженных сил своей страны в Черном море и Восточной Европе и продолжает поставлять Киеву средства обороны, одобренные Трампом в 2017 году. В начале марта Пентагон объявил о дополнительной военной помощи Украине в размере 125 миллионов долларов (105 миллионов евро), включая поставку двух вооруженных патрульных катера, предназначенных для защиты территориальных вод страны.

КонтекстNewsweek: Китай поддержал Путина, предупредившего Запад о недопустимости перехода «красной черты»Newsweek28.04.2021Страна: состоится ли встреча Путина с Зеленским?Страна.ua27.04.2021Экс-глава МИД Польши: Путин обыгрывает Запад (Polskie Radio)Polskie Radio27.04.2021The Hill: у Путина есть выверенная антиамериканская стратегияThe Hill27.04.2021Bloomberg: Путин на удивление уязвимBloomberg26.04.2021Параллельно с эскалацией на украинском фронте участилась взаимная высылка дипломатов со стороны ряда западных держав и Москвы. Примечательно, но после слов Путина о недопустимости пересечения красных линий, он быстро проявил гибкость: Москва послала Киеву умиротворяющие сообщения, а затем и его западным союзникам. Сначала она решила вывести свои силы, сосредоточенные у границ с Украиной и на Крымском полуострове, а потом президент Владимир Путин выразил готовность принять в Москве своего украинского коллегу Владимира Зеленского. В то время как Киев отметил, что сокращение контингента ведет к относительному снижению напряженности, Соединенные Штаты заявили, что ждут действий, а не слов и будут продолжать внимательно следить за ситуацией. Такой же скептицизм продемонстрировала реакция Организации Североатлантического договора.

На фоне геополитических изменений, связанных с общностью позиций Анкары и Вашингтона на Украине, российско-турецкое взаимопонимание в Сирии и Ливии оказывается под угрозой и может помешать преобразованию российских достижений последних лет во влияние в Средиземном море и Персидском заливе на фоне ослабления политики США и их угроз покинуть регион.

В целом, похоже, настойчивый подход президента Байдена стал временным препятствием для применения новой схемы на украинском фронте. Однако пока рано судить о внешней политике администрации Байдена и последствиях новой холодной войны, особенно в случае дальнейшего укрепления российско-китайских отношений.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.